Archive for Март 2008

Мещане

24 марта, 2008

МЕЩАНЕ — в Российской империи в 1775-1917 гг. податное сословие из бывших посадских людей (ремесленники, мелкие торговцы и домовладельцы). Объединялись по месту жительства в общины с некоторыми правами самоуправления.

По «Жалованной грамоте городам» (1785г.) наименование «мещане» имело три значения: 1) городовые обыватели, 2) среднего рода люди («среднего рода людей или мещан название есть следствие трудолюбия или добронравия, чем и приобрели отличное состояние»), 3) мелкие торговцы и ремесленники.

Мещане- это самая многочисленная прослойка пост- советского общества. Она формировалась веками, а во времена СССР оформилась окончательно. Если до 1917 года это название применялось ко всем представителям низших сословий, то, начиная со второй половины ХХ века, название приобрело новый смысл. Точнее, рамки мещанства были расширены. Однако, как и раньше основу прослойки составляют мелкие торговцы. О ремесленниках (которых также до революции относили к этому сословию) пришлось забыть. Современный мещанин работать не хочет. По крайней мере, в сфере производства. Делать что-то свое- не его выбор. Равно, как получать образование. Нет, безусловно, среди данного сословия немало особей с высшим образованием. Диплом ВУЗа для них не более, чем бумажка, которая впоследствии может помочь при карьерном росте. Среди мещан принято хвастаться наличием высшего образования. Кроме того, пребывание в институте дает немало возможностей: увиливание от армии и работы, поиск полового партнера (а то и замужество “по выгоде”), банальное ничего-не-деланье.
Само слово «мещанин» за годы Советской власти приобрело стойкий негативный смысл, стало нарицательным. Например, братья Стругацкие характеризуют мещанина, как индивидуалиста, эгоиста, довольного собой и всегда уверенного в себе, недоступного для идей глупца; он ленив интеллектуально, уверен, что смысл жизни заключается в удовольствиях и развлечениях, а работа является лишь средством к добыванию денег и славы. А.М. Горький замечает: «одно из свойств мещанской души — раболепие, рабье преклонение перед авторитетами». Большая Советская энциклопедия: “мещанами называют людей, взглядам и поведению которых свойственны эгоизм и индивидуализм, стяжательство, аполитичность, безыдейность”. Во всем правы советские ученые… Кроме одного пункта- индивидуализма. Его у мещан нет по определению. Чувство индивидуальности у них замещено стадным инстинктом. Особенно четко это проявляется в так называемой “моде”. Она у сословия своя- уникальная, безвкусная и ничем не обоснованная. С падением советского режима и открытием рынка “zhlob’style” не претерпел изменений. Именно мещане придумали вешать ковры на стену, скупать хрусталь, вставлять золотые зубы. Одно время такая “азиатчина” была вынужденным ходом. Хвастаться в “совке” было особо нечем. Но потребность в бахвальстве- отличительная черта мещанина. Таким образом, им приходилось изгаляться-  этими же коврами и зубами. У кого их больше- тот и круче. Более того, чтобы купить себе порцию счастья, приходилось воровать. Это у мещан всегда получалось хорошо. Вот только природная трусость брала свое. “Несуны”, как обозначила их партийная номенклатура, были на каждом предприятии. Красть в крупных размерах мещанам не позволял страх, но выносить в трусах и шапках, например дорогостоящие детали, они никогда не забывали. Причем, крали и крадут все. Главное, чтобы вожделенные предмет можно было пронести мимо проходной. С которой, в свою очередь, тоже можно было договориться. Чаще всего, там работали такие же мещане, которые за определенную мзду закрывали глаза на круглосуточный грабеж. Со временем ситуация не изменилась. Она лишь приобрела новые формы. Трансформировалась в условиях свободного рынка. К слову, формат товарно- денежных отношений, равно как и политическая система государства, никоим образом не влияют на мещанскую деятельность. Не смотря на то, что представитель сословия считает своим долгом ругать власть (“Когда же они нажрутся? Простому люду жизни нет!”), его политическая позиция всегда “моя хата с краю”. Мещанина не интересует, какой государственный строй находится над ним. Главное- чтобы ему не мешали жить своей тараканьей жизнью- красть, обманывать, жрать и пить. Среди мещан не бывает гурманов. Однако, “пожрать” они любят. Особенно, на шару. Потому у особей из этого сословия любимый праздник- это свадьба. Только там можно упиться и обожраться до потери пульса, попрыгать под Веерку Сердючку, а то и развлечься мордобоем. Собственно, на этом сфера основных интересов типичного мещанина заканчивается.

Мещанин (с 1917 года)- аполитичное, безыдейное, стадное существо. Ему чужды понятия вкуса, стиля, манер поведения. М. далек от искусства и всех областей наук. В современном обществе м. чаще всего работают менеджерами среднего звена, водителями, мелкими и средними торговцами, продавцами, строителями, милиционерами, военными. Счастье м. измеряют количеством денег. Экономные, жадные, завистливые. (с) Воланд Ратибор

Мапа метро Львова

21 марта, 2008

Увеличить?

Самая дорогая «картина» 2007 года

20 марта, 2008

 Марк Ротко. «Белый центр»
72,8 млн. долл. (Sotheby`s, Нью-Йорк — 15 мая).

Остальные 9 (среди них Уорхолл, Бекон, Гоген)…

Chema Madoz. Гуру минимализма.

19 марта, 2008

ПРОДОЛЖЕНИЕ!

CПИД нового уровня

19 марта, 2008

http://eugene-df.livejournal.com/33190.html

 Вы знаете, мне стало страшно.

А всего то — надо было сопоставить два явления находящихся на виду. И увидеть, что мир охвачен эпидемией нового СПИДа. Куда более страшного чем прежний. К тому же — создающего плодотворную почву для первого.

Что такое СПИД?
Это болезнь вызываемая ВИЧ. Вирусом Имунодефицита Человека. Сам по себе он особо ничего не делает. Просто снижает активность имунных агентов. Имунитету становится всеравно, есть болезнь или нет.

ИММУНИТЕТ СТАНОВИТСЯ ТОЛЕРАНТЕН!

Да, наш мир болен СПИДом высшего уровня. СПИДом, вызываемым ВИО. Вирусом Иммунодефицита Общества.

Неравнодущие, нетерпимость к неправильному с точки зрения норм выработанных десятками поколений, образу жизни — это тот же общественный иммунитет. Веками — он стоял на страже человечности человечества. Не даром старики ворчали на молодежь. Этим они не только нервировали ту самую молодежь, но и сдерживали ее. Не давали пойти вразнос. Позволяли сохранить традиционные ценности своей цивилизации. Защитить ее. Изменения в обществе, в морали — конечно всеравно появлялись. Но не мгновенно, постепенно. Причем проходя фильтрацию выработанными веками нормами. Те нормы, которые явно устарели — постепенно отмирали, их место занимали новые. Но это был серьезный и вдумчивый процесс.

Это была работа общественного иммунитета.

Затем пришел 20-й век с его скоростями. Скоростями передвижения, скоростями распространения информации. Скоростями изменения. Человек в 1900 году — не поверил бы в описание 20-х годов. Человек из 20-х — никогда не поверил бы в описание мира 40-х.

Тем не менее, иммунитет — справлялся. Общество старалось сохранить какие-то нормы поведения. Опиралось на выработанные веками шаблоны.

И тут грянула первая мировая, затем революция, затем вторая мировая….
В США — начался проект оболванивания населения (сравните американцев 40-х годов и наших современников). Мир — серьезно заболел…

А потом — в наш мир пришел СПИД. Самое удивительное, что оба СПИДА (и человеческий и общественный) появились практически одновременно.

Первый — атаковал преимущественно те слои населения, которые вышли за рамки общественного иммунитета. Тех, кого вековой опыт человечества порицал: педерастов, наркоманов, лесбиянок, проституток, блядствующих баб и кобелей.

А затем — второй СПИД — нанес удар по и без того подкошенному мировому иммунитету.

Толерантность. Окончательное разрушение выработанной веками морали. Окончательное разрушение выработанных веками морально-этических устоев.

Толерантность — не равносильна милосердию или банальной заботе о более слабых. И милосердие и забота — это личные качества. Они или есть или нет. Для общества это пассивная позиция. Вы можете быть милосердным и на свои деньги лечить наркоманов, вы можете легко переносить педерастов. Это ваше личное дело. Пока вы не стали одним из них — общественный иммунитет не влияет на вас, а вы не влияете на него. Максимум — на вас станут косится как на чудика. Это сигнал. Как в живом организме — клетка начавшая патологически изменятся — обнаруживает что вокруг полно ранее незаметных лейкоцитов.

Толерантность — это активное воздействие. Она кричит о себе на каждом углу. Она требует от вас быть толерантными. Требует любить и геев и лесбиянок, требует сочуствовать нацменшинствам и уступать им во всем. Отказыватся от своец религии, чтобы не оскорбить чужую…

Толерантность — это и есть новый СПИД. Точнее, сама по себе толерантность — это ВИО.
Вирус Имунодефицита Общества.

А СПИД — это последствия наличия толерантности:

Рост числа голубых и розовых, в следствии преподавания в школах толерантности к ним.
Рост числа наркоманов, в следствии легализации части наркотиков и толерантного отношения к самим наркоманам и их субкультуре.
Рост числа беспризорных детей, в следствии толерантности к добрачным половым связям без какой бы то нибыло ответственности.
……

Перечислять можно бесконечно. Симптомы СПИДа общества — вы легко можете накидать в комментах.

Важно то, что мы, человечество, тратя на лекарства от ВИЧ сотни миллионов долларов — тратим не меньше на то, чтобы сильнее заразится ВИО. Который в свою очередь напрямую увеличивает число больных ВИЧ.

Уроборос. Очередной.

Пора с этим что-то делать….

Как вы считаете, что?

Л.

19 марта, 2008

МАША+СЕРЕЖА=

Birds

19 марта, 2008

Помощь

18 марта, 2008

Сегодня в г.Минске (Р.Б.) прошло заседание суда на котором был осуждён вокалист группы «Вандал» — сроком на 3 года усиленного режима.
И соратник молодёжного крыла 28 — сроком на 6 месяцев!

Все желающие помочь, могут это сделать путем посильного денежного перевода на WEB-Кошелёк
«YANDEX-ДЕНЬГИ»: 41001167452095
либо через магазин Подвал podwal.com

Гоген и Ван Гог

18 марта, 2008

«Как ни печальна эта кончина, — писал Гоген Бернару, — я не очень горюю о ней, потому что предвидел ее и знал, какие муки терпел бедняга Ван Гог в борьбе со своим безумием. Умереть теперь для него большое счастье, потому что он избавился о страданий, и, если он восстанет к другой жизни, он (по закону Будды) пожнет плоды своего добродетельного поведения в этом мире. Он унес с собой утешение, что брат не покинул его и некоторые художники поняли…»

Странная атмосфера царила в конце декабря в мастерской на площади Ламартина! Однажды Ван Гог спросил Гогена: «Вы собираетесь уехать?» «Да», — ответил Гоген. Тогда Ван Гог разорвал какую-то газету, вырвал из нее клочок, на котором были напечатаны слова: «Убийца сбежал…», и вложил в руку Гогена… Гогена начали не на шутку беспокоить странности Винсента, его растущая нервозность, все более шумные вспышки, которые сменялись внезапным молчанием. Он настороженно следил за ним. «Я больше не знал покоя», — говорил он потом.

В субботу, 22 декабря, глядя на портрет, который написал с него Гоген, Ван Гог воскликнул: «Да, это я, только лишившийся рассудка!» В тот же вечер в кафе он бросил в голову Гогена свой стакан со спиртным. Гоген успел увернуться. Не теряя хладнокровия, он схватил Винсента в охапку и отвел домой, на площадь Ламартина, где Винсент мгновенно уснул.

Хватит! — Гоген понял, что больше ждать нельзя. Надо бежать от этого опасного компаньона. К черту все планы! Утром он предупредил Ван Гога, что завтра, в понедельник, он покидает Арль.

В воскресенье вечером Гоген вышел прогуляться в последний раз. Было уже темно. Художник пересек площадь Ламартина. Он был почти у Кавалерийский ворот, когда вдруг услышал, что за ним кто-то бежит. Он узнал шаги Ван Гога, быстро обернулся — и вовремя! Винсент бросился на него с раскрытой бритвой в руках. Под взглядом Гогена Винсент замер в растерянности. Потом опустил голову. «Вы молчите, ну что ж, я тоже буду молчать», — сказал он и побежал обратно к дому. Гоген домой не вернулся. Он решил переночевать в гостинице. Разыгравшаяся сцена ужаснула его. Он был так взволнован, что заснул только около трех часов ночи. «Может, в эту минуту я проявил трусость, наверное, мне следовало отнять у него бритву и попытаться его успокоить».

Поднявшись утром в понедельник, Гоген сразу же направился на площадь Ламартина. Перед домом с желтым фасадом он увидел толпу, жандармов, а у дверей человека в котелке — полицейского комиссара. Когда Гоген подошел ближе, комиссар объявил ему, что его подозревают в убийстве его друга. Дом был весь в пятнах крови. Окровавленные салфетки валялись на плитках пола на первом этаже. Винсент лежал у себя в комнате, неподвижно скрючившись под одеялом. «Он мертв», — заявил комиссар.

Потрясенный этой новостью и предъявленным ему обвинением, Гоген в первую минуту совершенно растерялся. С трудом овладев собой, он попросил комиссара вместе с ним подняться на второй этаж. Там он с облегчением убедился, что тело его друга теплое — Винсент жив. «Пожалуйста, мсье, — шепнул он комиссару, — разбудите этого человека с величайшей осторожностью, а если он спросит обо мне, скажите, что я уехал в Париж. Мой внешний вид может подействовать на него роковым образом».

Комиссар тотчас послал за врачом и каретой. Все объяснилось. Мало-помалу удалось восстановить, что произошло. Вечером, после того как он бросился на Гогена на площади Ламартина, Винсент вернулся домой и отрезал себе ухо. Положив его в конверт, он явился в дом терпимости к своей «подружке» Рашели с улицы Бу-д’Арль. «На память обо мне», — сказал он, протянув ей конверт, и вернулся домой спать.

Проснувшись, Ван Гог стал настойчиво расспрашивать о своем друге. Но Гоген остерегался появляться перед ним. Вскоре Винсента увезли в больницу. Как только он оказался там, ему стало хуже: он кричал, бранил монахинь, вымазал себе лицо углем. Пришлось заточить его в изолятор.

Гоген дожидался Тео, которого вызвал телеграммой. Винсент кричал и пел в своей одиночной келье…

Пара портретов

17 марта, 2008

Вторая часть обозначенной пары